bel_vlad (bel_vlad) wrote,
bel_vlad
bel_vlad

Ломки либераста

этот Алексашенко один из творцов дефолта 98 года,рукопожатый  демократически проверенный товарищ

каждую передачу  на Эхе мацы  твердит, что нужно брать пример с США, нужно деньги держать в долларах, управленцев в компании брать тоже оттуда .С русским быдлом только так
.
так просто чиста конкретно обрисовал ситуевину с дефолтом США 

Н. АСАДОВА: Что касается дефицита госбюджета США. Во всех городах на больших зданиях – например, в Нью-Йорке я видела – вот эти цифры безумные, триллионы, когда каждую секунду добавляется… Действительно, даже на меня, не гражданку Америки действует угнетающе, когда я вижу, как ежесекундно на какие-то миллионы, миллиарды увеличивается госдолг моей страны. Он будет продолжать увеличиваться, насколько я понимаю.
С. АЛЕКСАШЕНКО: Он еще какое-то время будет продолжать увеличиваться.
Н. АСАДОВА: Насколько это опасно? Есть какая-то красная черта, после которой всё?
С. АЛЕКСАШЕНКО: США у этой красной черты уже находится. У них госдолг уже вплотную приближается к 100% ВВП. Сегодня долг можно обслуживать при очень низких процентных ставках. Если предположить, что вдруг экономика начнет оживать, вдруг безработица начнет рассасываться, рынок недвижимости улучшится – значит, Федеральная резервная система начнет повышать процентные ставки. У Америки долг в основном все-таки краткосрочный, очень короткий средний срок долга. Это означает, что процентные ставки по долгу начнут быстро расти, и процентные выплаты либо будут уменьшать все прочие расходы бюджета, либо потребуют повышения налогов. Все американцы, которые об этом задумываются, хорошо понимают эту логику.
Н. АСАДОВА: Здесь было несколько вопросов на тему, как ситуация в США скажется на экономике в России. Т.е. мы понимаем, что США не вышли из кризиса. Как это будет сказываться на России?
С. АЛЕКСАШЕНКО: И Европа не вышла из кризиса.
Н. АСАДОВА: Об этом мы тоже поговорим отдельно.
С. АЛЕКСАШЕНКО: Кризис тяжелый. Просто последствия кризиса, они являются оборотной стороной тех мер, которые принимались в период кризиса.
Н. АСАДОВА: Сейчас я объясню мой вопрос. Все кричат: вот наконец-то американский доллар упадет, американская экономика развалится, и мы, конечно же, от этого выиграем. Есть люди, которые так считают. Какая взаимосвязь между рублем и долларом?
С. АЛЕКСАШЕНКО: Сразу можно сказать, что экономика США никуда не денется, она достаточно устойчиво стоит, она производит огромное количество товаров, технологий, знаний и инноваций, и весь мир покупает американские товары во всё большем объеме. И хотя телефоны, айфоны, айпэды и всякие прочие «андроиды», на них написано, что сделано в Китае или на Тайване, но большинство из них… по крайней мере, Apple – точно американская компания. Поэтому понятно, что доходы в конечном итоге уходят в Америку, Китай получает с айпэдов 50 долларов от силы, а всё остальное оседает в Америке.
Поэтому ставить крест на американской экономике я бы не стал. Потому что пока еще по эффективности, по инновационности, по способности производить новые продукты и какие-то изобретения никто рядом с ней не стоял. Нужно четко понимать, что эта страна, она далеко-далеко впереди. С другой стороны, понятно, что богатые тоже плачут, у них тоже есть свои проблемы. Они свои проблемы понимают, они их обсуждают на уровне политиков. Слава богу для Америки, что парламент – это место для дискуссий, это место, где надо договариваться.
Третье касается России. Америка – это 23% мирового ВВП. Сказать, что ситуация в Америке вообще никак не влияет на Россию, это неправда. Несмотря на то, что у нас объем торговли с Америкой крайне незначительный, конечно, это неправда. Во всем мире примерно 60% валютных резервов хранится в долларах США. Какие-то сильные потрясения там – дефолт США, снижение рейтинга США, – конечно, это на всех скажется, это эффект, по сравнению с которым то, что было осенью 2008 года, может показаться цветочками. Потенциально это событие, которое ни с чем сравнить нельзя. Его никогда не было. Это эффект неожиданности. Собственно, что произошло осенью 2008 года и чего сейчас все опасаются в отношении Европы, – что может произойти событие, которого никогда не было.



про Россию у него обычный набор слов -то что мы в говне мягко говоря итак понятно любому здравомыслящему человеку,
но такого злорадства и смакования смердяковщины от Оналитика и вообще  государственного мозга , преподаюющего экономику будущим чинушам от экономики, этого злорадства еще поискать

Давайте перейдем к России. Еженедельный бюллетень, который выпускает Высшая школа экономики под вашей редакцией, рассказал, что нас ждет девальвация рубля. Можете за полторы минуты нам рассказать, чего это вдруг вы решили сейчас об этом написать.
С. АЛЕКСАШЕНКО: Мы ежеквартально делаем прогноз, смотрим вперед и рассказываем, как может развиваться экономика в ближайшие год-полтора. И тут мы поняли, что за 12 год очень тяжело давать прогноз, потому что, скорее всего, будет меняться экономическая политика – новый президент, новое правительство, полная непредсказуемость. И вместе с тем в наши рамки прогноза в те 12-15 месяцев, которые мы рассматриваем, попадает ситуация, когда у России сальдо текущих операций становится нулевым или слабо положительным, т.е. когда доходы от экспорта приравниваются к расходам на импорт и у страны не остается валюты. И вот эта ситуация попадает уже на второй квартал – при определенных гипотезах при стабильных ценах на нефть, при нынешних ценах на нефть и при росте импорта медленнее, чем он растет последние полгода.
Н. АСАДОВА: Т.е. у России нет промышленности нормальной.
С. АЛЕКСАШЕНКО: У России нет промышленности, которая может произвести что-то, кроме природных ресурсов. У нас 85% экспорта – это природные ресурсы. Т.е. ничего другого мы продать не можем. На наших радарах загорелись красные лампочки, что Россия очень близко подошла к ситуации, в которой она может столкнуться с давлением на рубль и с девальвацией. Мы не говорим, что этого нельзя избежать. Например, вдруг цены на нефть вырастут. Мы посчитали. Примерно 7 долларов на баррель сдвигает риск на квартал. Т.е. на самом деле это очень тяжелое испытание. Это означает следующее. Сегодня 110 долларов. Чтобы это был не 2-й квартал 2012 года, а 3-й квартал, нужно 117 долларов, а 4-й квартал – 124 и так далее. На самом деле эта ситуация уже напоминает бобслейную трассу, в которую вы попали, а выскочить из нее не можете


Мы начали говорить про девальвацию. А можете описать сценарий, как это будет происходить, если это будет происходить?
С. АЛЕКСАШЕНКО: А сценарий очень простой, мы его переживали осенью 2008 года. Все воспоминания очень свежи. Неожиданно Центральный банк каждую неделю начинает делать заявления, что он не увеличивает валютные резервы, а снижает. Сначала на полмиллиарда, потом на миллиард, потом на два миллиарда. И всё это начинается, условно говоря, после выборов президента. Если по тому графику, как у нас получается, т.е. цены на нефть 110 долларов за баррель, импорт растет существенно (25% скорость год к году, а сейчас 44%), то, условно говоря, в апреле…
В марте мы избираем нового президента, а в апреле месяце Центральный банк начинает говорить: так, валютные резервы начинают снижаться, валютные резервы начинают снижаться. В начале инаугурация президента. И к нему приходит вновь назначенный председатель правительства, министр финансов, председатель Центрального банка и говорят: «Господин президент, что делать?» Он говорит: «А что случилось?» – «Резервы падают». – «А что такое?» – «У нас ситуация такая, мировая конъюнктура, то-сё…» Начинают лапшу на уши, как это водится, вешать. Он говорит: «На то они у нас и резервы: в хорошие времена мы их накаливаем, в плохие – тратим. Тратьте». И Центральный банк начинает: два миллиарда в неделю, три миллиарда в неделю, пять миллиардов в неделю.
А инвесторы, они люди ушлые, они говорят: «Если Центральный банк снижает резервы, значит, в России с платежным балансом плохо». И начинает из России еще быстрее уходить капитал. Значит, начинают снижаться фондовые рынки, Центральный банк уже 10 миллиардов в неделю. И мы с 500 быстренько откатываемся, как было в 2008 году, до 400. Тут они опять все приходят к президенту и говорят: «Господин президент, вы знаете, уже не конъюнктура, уже плохо». – «И чего делать?» – «Девальвация». – «Нет, нельзя. Так начинать нельзя. Терпите». Они терпят, терпят, а потом говорят: «Господин президент, дальше уже терпеть невозможно. Он говорит: «Ну давайте, но только чтобы плановая, медленная, регулируемая…»



и что самое замечательное обсуждают дефолт США и тут же как не упоминуть про срану рашку и про грядущую революцию с навально немцовским  запашком ,и про грядущий голод и  дефолт ,и прочие прелести , то что  готовят нам яйцеголовые гайдароиды либералы на любые поводы. Но альтернативы доллару нет. Доллар -и хруст французской булки .подальше от сраной рашки.аминь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments