October 11th, 2012

(no subject)




http://fedorov-evgeni.livejournal.com/34370.html#comments

А. Войтенков
: По поводу законопроекта о национализации Центрального Банка России, который вы внесли в Государственную Думу на обсуждение, сейчас в обществе идут большие споры. Одни говорят: "Да, закон хороший, надо это делать, надо чтобы Центробанк принадлежал государству". Другие говорят: "Нет, это плохо, это приведёт к плохим последствиям".

Е. Фёдоров: Действительно, после внесения закона его обсуждают со всех сторон, комментариев много. Это и понятно. Этим законом мы начинаем принципиально менять всю систему российской экономики. Мы убираем колониальную систему 1991 года, но меняем естественно постепенно. И начинаем направлять её по другому пути развития - по пути суверенного развития, обслуживающего интересы граждан Российской Федерации. Сегодня российская экономика, как система, обслуживает интересы граждан страны-победителя, то есть Соединённые Штаты Америки. Платит не только Россия, но и другие страны тоже. Иногда можно встретить комментарии - "Ну подумаешь, Россия даёт 200 миллиардов долларов дани". Так как платят многие страны, в сумме это набирается половина мирового ВВП. Поэтому 200 миллиардов внутри этой половины мирового ВВП может быть не такой большой процент, но в совокупности это очень важная цифра.

После внесения закона я посмотрел большое количество опубликованных комментариев, в том числе мнения специалистов. Первое, на что хочу обратить внимание - по существу закон никто не критикует, по содержанию предложенного нами. Это показывает для меня, как для законодателя, что качество закона высокое. В том числе, в среде тех экспертов, которых я уважаю как профессионалов, но которые имеют чёткую проамериканскую позицию. Критические комментарии касаются в основном каких-то предположений, которых нет в самом законе.

Возьмём пример с "Эхо Москвы", там также обсуждался новый закон, но почему-то решили меня не приглашать к обсуждению, вопрос по этому закону был задан С. В. Алексашенко, которого я уважаю как очень серьёзного профессионала, но он играет за другую команду. И вот, отвечая на вопрос, Алексашенко говорит, что закон ни на чем не отразится. Правильно кстати говорит. То есть начал он ответ свой правильно, как профессионал, прекрасно понимая, что закон написан таким образом, что принятие его не означает мгновенного отражения.

Закон позволяет правительству произвести постепенный перевод Центрального Банка в распоряжение правительства, подчеркну - частичное распоряжение. Бывают чисто государственные банки, как например Госбанк в Китае, бывают банки, принадлежащие другим странам, как наш Центральный Банк, также есть банки, которые находятся во взаимодействии с правительствами, например американская ФРС, которая выпускает доллары в обмен на ценные бумаги правительства, финансирует американский бюджет. Российскому Центральному Банку сегодня это прямо запрещено. На сегодняшний день мы имеем абсолютно автономный от национальных властей Центральный Банк и полную привязанность его к властям иностранным.

Когда речь идёт о действующих сейчас механизмах, и Алексашенко говорит, что закон никак не отразится, это правильно. Но дальше правительство, у которого в отличии от ЦБ, записано в функциях - развитие экономики, ответственность за всю экономику, начинает постепенно формировать методики, в том числе, связанные с курсом, резервами, связанные с оценкой рисков... Сейчас наш Центральный Банк оценивает российские риски в 4 раза более жёстко, чем Европа, и это прямо сказывается на ставке. Чтобы получить низкую ставку, надо сделать всю совокупность механизмов регулирования. Вот эту совокупность с помощью этого закона мы перекладываем на правительство Российской Федерации и делаем ЦБ полугосударственным. Не полностью государственным, как в Китае, а полугосударственным. И дальше правительство Российской Федерации начинает реализовывать такую же стратегию, как например это делает ФРС или европейский Центральный Банк, то есть в основу своей деятельности ставит низкие процентные ставки и поддержку роста.

Когда европейские лидеры сейчас по телевизору нам говорят: "поддержка роста", они это реализуют через Центральный Банк Европы, у которого такое положение заложено. А у российского ЦБ не заложено. В этом смысле правильно говорит уважаемый господин Алексашенко, сначала не отразится. Потом правительство, как отвечающее за рост страны, начинает вырабатывать новые методики и перестраивает систему банков страны через ЦБ под поддержку роста, как допустим Европейский Центральный Банк или ФРС. И дальше начинается постепенное переформатирование всей экономической системы.

Вообще, интересно наблюдать, как многие противники предложенного закона (ещё раз скажу - по существу закон никто не критикует), начинают придумывать разные истории. Очень интересный способ ведения спора и способ борьбы с этим законом. Поскольку сам закон критиковать сложно - он очевидный, простой, понятный и легко работающий, то критикуют какие-то придуманные истории.

Вот например придумана история про ставки, посмотрите стенограмму эфира "Эхо Москвы". Придумали историю с другими ставками, по которым работает Центральный Банк. Естественно, но они не сильно отличаются от ставки рефинансирования. Рефинансирования - 8 %, остальные ставки Центрального Банка - под 7%. Мы их все вместе меняем - всю систему, и рефинансирования, и ломбардные, и по работе с золотом и все остальные ставки, по которым работает Центральный Банк. Дальше Алексашенко говорит о том, что под это надо делать Госплан, Госкомцен. То есть говорит очевидную глупость. Получается, сам придумал за нас какую-то мысль и эту мысль потом сам же благополучно разбил, как он считает - вдребезги. Обсуждают ставку рефинансирования, мы вообще-то знаем про ставку рефинансирования, речь идёт про все ставки, про изменение всей системы.

Хочу объяснить подробнее, что именно мы предлагаем. Мы не печатаем ни копейки дополнительной денежной массы в стране. Мы осуществляем замещение иностранного кредитования и иностранной денежной массы в России на российские рубли. Мы понимаем, что российский рубль как денежная масса внутри страны оценён и оборачивается сейчас только на треть, по некоторым оценкам - на четверть возможности, которую имеет внутренняя ёмкость российской денежной массы. Остальное замещают доллары, либо она высушивается искусственно. С помощью предлагаемого замещения мы получаем увеличение рублёвой денежной массы без изменения общей денежной массы в стране, через механизм плавного замещения иностранного кредитования. Как в стакане - выливается вода и вместо нее заливается другая жидкость, эта другая жидкость - рубль. Соответственно никакой речи о дополнительных деньгах не идёт и не должно быть вопросов о дополнительной инфляции. Ещё раз подчеркну - мы ни копейки не печатаем дополнительно. Вчера у вас был доллар, сегодня - рубль, какая дополнительная инфляция?

Вот вспомните, сколько стоил в России доллар 10 лет назад. Что можно было купить на 1 доллар в Москве. Возьмём, к примеру, жилье - 1 кв. метр в Москве можно было купить за 500 долларов, сейчас меньше за 5000 вы не купите. Мы видим, что за 10 лет доллар в этой сфере в 10 раз девальвировал. Как может российское правительство, российский Центральный Банк влиять на девальвацию иностранной валюты, ну как?!

Понятно же, что если правительство не может повлиять на доллар, а доллар будет осуществлять инфляцию, и при этом доллар составляет очень большую долю в денежном обороте России (по кредитным историям - до 3/4 всего объема). Понятно же, что эта инфляция будет ввозиться в Россию вместе с долларом. И российское правительство на него повлиять не сможет. Если вместо этого доллара в обороте крутится российский рубль, то его можно вложить в ценные бумаги, вернуть обратно в страну, произвести его стерилизацию, осуществлять другие операции, связанные с управлением эмиссией и управлением инфляцией. Следовательно вся экономика страны попадает в сферу управления правительства и Центрального Банка, и они могут проводить политику, направленную на снижение инфляции. Сейчас политика правительства влияет фактически только на четверть денежного оборота в стране - увеличивает налоги, абсорбирует денежную массу, следит, чтобы не было больших государственных расходов, но это всего лишь четверть денежного оборота. На остальное правительство не может повлиять, а Европа и Америка откровенно жируют на нас, размещая у нас свою инфляцию, тем самым сокращая её у себя.

Соответственно, вводя закон замещения рублём иностранного кредитования и оборота иностранных денег в России в целом, мы повышаем контроль за инфляцией. Это - первое. Второй момент - куда уходит та дань, 200 миллиардов, о которых тоже никто не спорит, и Алексашенко в том числе, которые мы выплачиваем прямо в бюджет Соединённых Штатов Америки за счёт эмиссии. В среднем - 200 с небольшим миллиардов в год, в сумме за 20 лет - это 10 бюджетов страны, куда они уходят?
....

post

А вот если Эрдоган перекроет воздушное пространство и проливы - ситуация приобретет ооочень интересный разворот.

Кстати че то турки вообще охреневают не  по дням а по часам.  Или Россию уже вообще перестали принимать всерьез?
может зря они так, ядрен батон пока еще функционирует не все списали