July 14th, 2010

Мыланома и её диагностика

Истинный Учитель Истины жжжет

http://ab-pokoj.livejournal.com/89424.html

Однако времена изменились. Сегодня мы живём в мире, где занятие человека имеет всё меньше связи с принципами, которые он якобы исповедует. Двое коллег по налоговой службе, заполняющие одни и те же формы, катающиеся на одинаковых логанах, отдыхающие с семьями на одном курорте и даже пьющие пиво одной марки – тем не менее порою глубоко и принципиально различаются по тем убеждениям, которые они зачем-то тащат сквозь стандартную ежедневность. Гордо заявляя, что «его убеждения – это его личное дело», современник даже не представляет, какую печальную правду он озвучивает. Мысль о том, что убеждения не стиль одежды и должны диктовать весь образ жизни своего носителя -- сегодня окончательно сдана в архив.

Как следствие -- прозябающий в передовом мегаполисе человек с убеждениями совершенно избавлен от ответственности перед единомышленниками. Ибо трудно принимать всерьёз мнение тех, вместе с кем ты раз в две недели борешься против точечной застройки. (Коллективы, которые всерьёз строят коммунизм, возрождают монархию или распространяют практическое растафарианство, в мегаполисах быстро обезвреживают компетентные службы).

В мире, где все убеждения сводятся к их ношению напоказ, не нужны сплочённые коллективы и невозможны авторитеты. Сегодня в пространстве идей никто не подвергает никого товарищескому суду чести и не качает на руках в едином порыве. В так называемых «партиях» состоят либо по работе, либо по привычке, подцепленной в совершенно другую эпоху – но представить себе упитанных отцов семейств, качающих отличившегося товарища по убеждениям, просто невозможно. Товарищу не в чем отличиться настолько, чтоб его качали. У всех своя жизнь.

Побочным эффектом этого расползания на частные жизни становится то, что сугубо личными становятся ценности по определению коллективные. В одном оупенспейсе могут сидеть представители десятка глобальных идей, каждая из которых требует себя проповедовать. Но все упорно держат их в себе, потому что мы тут собрались не для глупостей.

Перечисленные предпосылки делают носителя убеждений лёгкой добычей мыланомы. Если убеждения выродились до футболок – главным способом больного доказать себе, что он чего-то стоит, станет разоблачение чужого Ужасного Вкуса.

Вкусы у всех действительно разные – и людей, носящих преступно некрасивые, вышедшие из моды, попсовые или грязные убеждения, при внимательном взгляде обнаружится множество. К тому же у современника в силу т.н. «мозаичности сознания» напрочь отрубило иерархию ценностей – и он может ненавидеть Меладзе яростнее, чем террористов, а давно покойного И.В.Сталина сильнее, чем любого из здравствующих лиц. А отыскать любителей Меладзе или Сталина на планете и высказать им всю правду, благодаря электронным сетям, стало совсем просто.

Жертва мыланомы подсаживается на ощущение своей чистоты, как на снимающий экзистенциальные ломки метадон -- и поэтому страстно ищет тех, кто испачкан каким-нибудь некрасивым убеждением. Мыланом уверен даже, что от них дурно пахнет (как показывают исследования, в большинстве случаев болезнь задевает центр обоняния, после чего больной начинает в чудовищном количестве извергать слова «попахивает», «запашок», «гнильца», «дерьмо», «запомоился» и т.п. – что породило высокий жанр публицистического речитатива, именуемого «копроповедями»). Он точно не стал бы пить ни с мытарями, ни с блудницами – в отличие от некоторых.

...Главным глобальным эффектом мыланомы является то, что образованные люди, страдающие ею, практически неспособны скооперироваться на почве идей. Ибо потенциальный единомышленник может пройти тест на Меладзе, на Николая Второго, на Великую Отечественную, на отношение к американцам, на Джармуша и даже на Николая II – но срезаться на копирайте. Или, напротив, пройти копирайт – но показать свою гнилую сущность на Джармуше.

Внеземные Цивилизации счастливы и пьют внеземное шампанское – Человечество снова отвлечено от завоевания Космоса, ибо уличает тех, кто воюет в двубортном.

Космос отмечает, однако, что наилучших результатов в истории – от Чингиза до Ганди – добились те, кто вместо тестирований ближних на незапятнанность просто вёл их за собой.